Суворов Александр Васильевич
 VelChel.ru
Биография
Автобиография
Хронология
Семья
Герб рода Суворовых
Галерея
Афоризмы Суворова
Сражения Суворова
Наука побеждать
Суворов о себе
Современники о Суворове
Статьи о Суворове
  • Денис Давыдов. Встреча с великим Суворовым (1793)
  • К.Л. Козюренок. История о светлости
  • К.Л. Козюренок. Прижизненный памятник
  • К.Л. Козюренок. К вопросу о причинах опалы А.В. Суворова 1800 г.
  • Валерий Дуров. Звезду! Суворову Александру Васильевичу...
Михаил Сафонов. Последняя опала генералиссимуса
  • Анатолий Серегин. Загадка «итальянского черновика».
  • С.Р. Миров. Жизнеописание генерал-фельдмаршала и генералиссимуса Князя Александра Васильевича Италийского, графа Суворова-Рымникского
  • М.И. Драгомиров. «Генералиссимус князь Суворов» А. Петрушевского
  • М.И. Пыляев. День генералиссимуса Суворова
Ссылки
 
Александр Васильевич Суворов

Статьи » Михаил Сафонов. Последняя опала генералиссимуса

Отчего Суворов впал в немилость у императора. 1800 год.

У каждого народа есть герои, которые вошли в историю одними фамилиями, без должностей, без званий и даже без имен и отчеств. Они настолько тесно связаны с культурой народа, что стали как бы символами его высших достижений. Суворов, несомненно, символ. Символ чего? Непобедимости, боевой славы и, что хотелось бы подчеркнуть именно сегодня, бескорыстного служения Отечеству. Значение Суворова в российской истории было осознано еще при его жизни. И не случайно после смерти полководца на могильной плите вырезаны всего три слова: "Здесь лежит Суворов". Не граф Александр Васильевич Суворов-Рымникский, не князь Италийский, не фельдмаршал австрийской армии, не великий маршал войск пьемонтских. Не граф Священной Римской империи, наследственный принц Сардинского королевского дома, гранд короны и кузен короля Сардинского. Не кавалер всех русских и многих иностранных орденов. Просто Суворов говорит русскому сердцу гораздо больше длинного перечисления титулов, званий, подвигов и побед.

В жизни таких личностей не бывает мелочей, второстепенных эпизодов, малозначащих деталей. О Суворове написано немало. Но очень многое остается неясным. Например, последняя опала генералиссимуса.

1799 год. Итало-Швейцарский поход - вершина полководческого искусства Суворова. Хотя к победам российского оружия в XVIII веке уже успели привыкнуть, все же изумленная Европа собственными глазами увидела, как сильнейшая армия континента - французская - терпела одно поражение за другим от российских войск на полях Италии. Затем Швейцарский поход. Он не принес громких побед, но показал воочию, на что способны русские богатыри даже в тех неимоверных условиях, в которые были поставлены российские войска из-за коварства и прямого предательства союзников.

Суворову рукоплескала вся Европа. В России полководцу готовился торжественный прием. Для него были отведены комнаты в Зимнем дворце. В Гатчине его должен был встретить флигель-адъютант с письмом от государя. Войска предполагалось выстроить шпалерами по обеим сторонам улиц Петербурга. Солдатам предписывалось встречать генералиссимуса барабанным боем и криками "ура", при пушечной пальбе и колокольном звоне, а вечером приказано было зажечь иллюминацию. Но…

В России Суворова ждал не триумф, а опала!

Не в парадной карете, а в дорожном возке под покровом сумерек прибыл герой в Петербург. Он остановился в доме своего родственника Дмитрия Хвостова на Крюковом канале. Суворову запретили посещать Зимний дворец. Имя полководца исчезло со страниц газет. Напоследок его лишили любимых адъютантов. Даже Суворов не выдержал: заболев в пути, слег и 6 мая 1800 года в 1 час 35 минут по полудни скончался. Г. Державин отозвался на эту смерть проникновенным стихотворением "Снегирь". Оппозиционный дух этого произведения несомненен. Определенно это был акт гражданского мужества, особенно если учесть, что даже после смерти Суворова преследовала царская немилость. Хоронили его как фельдмаршала, а не как генералиссимуса. За гробом шли только три армейских полка. Гвардию, за исключением конногвардейцев, не нарядили на похороны под предлогом усталости после парада. Зато весь Петербург вышел на улицы попрощаться с полководцем. Писатель Н. Греч вспоминал, что невозможно было добраться до дома Суворова: улицы загромоздили экипажи и заполнил народ.

При отпевании в Александро-Невском монастыре произошла любопытная сцена. Лестница, ведущая в верхнюю церковь, оказалась слишком узкой, и гроб не проходил. Но гренадеры, служившие под начальством Суворова, поставили гроб на головы и со словами "Суворов везде пройдет" отнесли его наверх..

Ни царь, ни двор, ни знать на похоронах не присутствовали - никто не желал рисковать своей карьерой. Греч был прав, когда писал: "Не правительство, а Россия оплакивала Суворова". Официальной причиной немилости, в которую впал полководец, только что прославивший Отечество на полях Италии и в швейцарских Альпах, было то, что во время заграничного похода, вопреки уставу, Суворов имел при себе дежурного генерала. Кстати сказать, это был М. А. Милорадович, впоследствии смертельно раненный 14 декабря 1825 года на Сенатской площади. Вздорность этого обвинения современникам была очевидна. Несомненно, это был только повод. В чем же заключалась истинная причина опалы, не знал никто. Получила широкое распространение версия о том, что Суворов подвергся немилости из-за интриг безвестных завистников и недоброжелателей. Высказывались и сомнения в возможности когда-либо разъяснить эту загадку1. Самый авторитетный из дореволюционных биографов полководца - А. Ф. Петрушевский проанализировал все эти версии и показал, что ни одна из них не может быть признана состоятельной. Он пришел к заключению, что причина опалы "заключается не в поступках Суворова, а в духовной натуре Павла I, для выяснения которой требуется исследование не столько историческое, сколько патологическое"2. Но этот вывод Петрушевского разделяли далеко не все. Еще до революции такое объяснение признавалось слишком односторонним. Была выдвинута новая догадка о том, что царь поверил каким-то "ужасным слухам" о Суворове и увидел в полководце потенциального заговорщика3.

Невыясненность этого вопроса в историографии дала простор для безудержного полета фантазии исторической романистики. Суворова пытались представить жертвой немцев и полунемцев из придворного окружения. Они-де хитроумно вызвали немилость к Суворову и "сократили дни" великого полководца. Эта интрига явилась "лишь одним из звеньев в цепи заговора, окончившегося убийством Павла"4. Современные биографы генералиссимуса главные причины конфликта полководца и царя видят в том, что Павел насаждал прусские порядки в русской армии, Суворов же пытался отстоять традиции русского военного искусства. Однако конкретные проявления этого противостояния, вызвавшие опалу Суворова, остаются все еще не раскрытыми. При этом биографы по-прежнему ищут разгадки то в духовной натуре Павла, то в инсинуациях недоброжелателей, то в мнимой угрозе военного переворота5.

Чтобы разгадать тайну предсмертной опалы Суворова, необходимо рассмотреть отношения полководца и царя в контексте общественно-политического движения в конце XVIII века. 6 ноября 1796 года умерла Екатерина II. На престол вступил ее сын Павел I. Его воцарение прошло как будто безболезненно для последнего фаворита императрицы П. А. Зубова. Вопреки ожиданиям Павел не подверг его опале, а, напротив, демонстративно проявлял уважение и заботу. Истинные чувства Павла к любимцам своей матери проявились в отношениях к брату фаворита В. А. Зубову, стоявшему во главе русских войск в Персии. Павел отозвал войска в Россию. Минуя Зубова, царь послал повеление каждому полковнику выступить "в непременные квартиры", так что сам главнокомандующий со своим штабом и генералитетом чуть было не попал в плен. Но казачий атаман М. Платов ослушался и остался охранять главнокомандующего. По возвращении в Россию Платов оказался в опале, а Зубов вышел в отставку.

Действия Павла в Персии дали первый толчок для образования вокруг В. Зубова оппозиции служивших ранее под его начальством офицеров. Военные преобразования царя встретили резкое сопротивление в военных кругах. Особенно сильно оно проявилось в ближайшем окружении Суворова. Он не ввел в действие новые уставы. Не распустил своего штаба, по-прежнему сам увольнял офицеров в отпуск. Нововведения Павла "воспламенили" воображение некоего подполковника П. Е. Батурина, одного из бывших офицеров армии, оказавшегося по возвращении из Персии в дивизии фельдмаршала Суворова в Тульчине. Батурин захотел видеть источник всех изменений собственными глазами, испросил у Суворова отпуск и 14 января 1797 года прибыл в Петербург. Павел узнав о приезде офицера суворовской дивизии, получившего отпуск в нарушение дисциплины, без высочайшего повеления, приказал выслать того обратно в Тульчин и сделал Суворову выговор6. Однако Батурину все же удалось пробыть в Петербурге около 16 часов. Случайно он встретил на улице П. А. Строганова и провел все это время в обществе "молодых друзей" наследника престола, великого князя Александра. "Молодые друзья" - П. А. Строганов, Н. Н. Новосильцев, А. А. Чарторыйский и В. П. Кочубей - составляли оппозиционный кружок, который ставил своей задачей конституционное преобразование России, пока же занимался приготовлением умов к предстоящим реформам. По словам Строганова, Батурин полностью разделял их мнения и резко порицал павловские нововведения. Они посоветовали офицеру по дороге назад изучать общественные настроения, чтобы потом воспользоваться ими. Впоследствии "молодые друзья" вынуждены были раскаяться и в своей откровенности, и в столь неосторожно данном совете7.

Страница :    << [1] 2 3 > >
 
 
    Copyright © 2017 Великие люди  -  Суворов Александр Васильевич