Суворов Александр Васильевич
 VelChel.ru
Биография
Автобиография
Хронология
Семья
Герб рода Суворовых
Галерея
Афоризмы Суворова
Сражения Суворова
Наука побеждать
Суворов о себе
Современники о Суворове
Статьи о Суворове
  • Денис Давыдов. Встреча с великим Суворовым (1793)
  • К.Л. Козюренок. История о светлости
  • К.Л. Козюренок. Прижизненный памятник
  • К.Л. Козюренок. К вопросу о причинах опалы А.В. Суворова 1800 г.
  • Валерий Дуров. Звезду! Суворову Александру Васильевичу...
  • Михаил Сафонов. Последняя опала генералиссимуса
  • Анатолий Серегин. Загадка «итальянского черновика».
  С.Р. Миров. Жизнеописание генерал-фельдмаршала и генералиссимуса Князя Александра Васильевича Италийского, графа Суворова-Рымникского
  … Род Суворова, детство...
  … Семилетняя война
  … Первая польская война
  … Первая турецкая воина
  … Усмирение пугачевского бунта
  … Крым и Кубань
  … Вторая турецкая война
  … Деятельность Суворова в Финляндии и Польше
… Жизнь Суворова в деревне и итальянский поход
  … Возвращение в Россию. Болезнь и смерть Суворова
  … Суворов как полководец и человек
  • М.И. Драгомиров. «Генералиссимус князь Суворов» А. Петрушевского
  • М.И. Пыляев. День генералиссимуса Суворова
Ссылки
 
Александр Васильевич Суворов

Статьи » С.Р. Миров. Жизнеописание генерал-фельдмаршала и генералиссимуса Князя Александра Васильевича Италийского, графа Суворова-Рымникского

Жизнь Суворова в деревне и итальянский поход


6 ноября 1797 года скончалась императрица Екатерина Великая. Ее внезапная смерть остановила все новые замыслы России. На престол вступил император Павел I. Вступление его на российский престол ознаменовалось нововведениями, которые относились главным образом к изменению русского войска. Начиная с правил и команды для маневрирования и кончая вооружением и самой военной формой, — все подверглось изменению. Так как Суворов не одобрял эти преобразования и часто осуждал их, что доводилось до сведения императора, то между ним и императором возникли недоразумения, чему много способствовали завистники славы Суворова. Особенно не понравилось Суворову введение прусского мундира, париков, пудры и пр. Это неудовольствие к измененной форме дошло до императора. За это Суворову был сделан строгий выговор, и затем в скором времени был отдан Высочайший приказ, где говорилось, что "Суворову повелено быть в Петербурге и остаться без команды", а в начале следующего месяца было объявлено, что "так как войны нет, то ему делать нечего, за подобный отзыв отставляется от службы". Повинуясь приказанию монарха, Суворов горячо распрощался со своими товарищами. Перед своим любимым Фонагорийским полком Суворов явился в фельдмаршальском мундире, во всех орденах, обратился с речью к солдатам, в которой прощался с ними и увещевал их быть верными государю, послушными начальникам. Потом, сняв с себя ордена, положил их на барабан и воскликнул: "Прощайте, ребята, товарищи, чудо-богатыри! Оставляю здесь все, что я заслужил, с вами. Молитесь Богу. Не пропадет молитва за Богом и служба за царем! Мы еще увидимся, мы еще будем драться вместе. Суворов явится среди вас!" Солдаты плакали. Суворов подозвал одного из них к себе, обнял, заплакал и поехал на свою квартиру.

Накануне приезда императора на коронацию в Москву Суворов получил приказ выехать в Новгородскую губернию, в село Кончакское. В один час он собрался и в сопровождении чиновника выехал из Москвы на простой почтовой тележке, отказавшись от кареты, которую ему тот предложил. В селе Кончакском Суворов вел очень простой образ жизни: вставал рано, отправлялся гулять, читал газеты, следя за тем, что происходило в Европе, посещал сельскую церковь, где сам вместе с мальчиками звонил в колокола. Читая известия о победах Бонапарта, Суворов иногда восклицал: "О, пора, пора уже унять мальчика. Далеко шагает!"

В 1788 году Россия вступила в союз с Англией и Австрией, чтобы восстановить в прежних владениях европейские державы. В феврале месяце этого же года Суворов получил из Петербурга с нарочным пакет с такой надписью: "Фельдмаршалу Суворову". — "Письмо не ко мне, — сказал он курьеру, — со мною запрещено переписываться". Курьер утверждал, что письмо написано по воле императора и адресовано именно Суворову. "Не верю, — сказал Суворов, — я назван фельдмаршалом, но если я фельдмаршал, то мне надо быть при армии, а не в деревне". Суворова потребовали в Петербург, на что он ответил просьбой разрешить ему удалиться в Нилову Новгородскую пустынь. Император Павел решил узнать взгляд "упрямого чудака" на тогдашнюю европейскую политику. Для этого был откомандирован к Суворову генерал майор Прево-де-Люмиан. Суворов изложил свой взгляд в короткой записке, полагая полную уверенность на успех войны с Францией. В скором времени он получил собственноручное письмо от императора. Последний писал: "Граф Александр Васильевич, теперь нам не время рассчитываться. Виноватого Бог простит. Римский император требует вас в начальники своей армии и вручает вам судьбу Австрии и Италии. Мое дело на сие согласиться, а вам спасти их. Поспешите приездом сюда и не отнимайте у славы вашей времени, а у меня удовольствия вас видеть". Забыв все ранее случившееся, Суворов плакал от радости и целовал письмо монарха. Побежал в сельскую церковь, велел служить молебен, а сам стоял на коленях, пел, молился и плакал. В это время лакей Суворова исполнял его письменный приказ: "Час собираться, другой отправляться. Еду с четырьмя товарищами. Приготовь 18 лошадей. Денег взять на дорогу 250 рублей. Егорке бежать к старосте Фомке и сказать, чтоб такую сумму поверил. Еду не на шутку, да ведь я же служил здесь дьячком и пел басом, а теперь еду петь марсом".

В начале февраля у Зимнего дворца остановилась кибитка, в которой сидел седой старичок. Старичок бодро выскочил и побежал вверх по дворцовой лестнице. Через час по всему Петербургу слышалась фраза: "Суворов приехал!" Суворов упал к ногам императора, но последний поспешил поднять его, поцеловал и сам заплакал. Недолго побыв в Петербурге и простившись с императором, Суворов отправился в Вену и прибыл туда ночью 15 марта 1799 года. Император австрийский встретил его и пожаловал фельдмаршалом австрийских войск с жалованьем по 24000 флоринов, кроме ранее данных 8000 флоринов на путевые издержки. В это время к Вене подходили русские войска. Император, двор и Суворов выехали к нему навстречу. Солдаты с восторгом приветствовали своего старого полководца, который опять готов был идти с ними на бой.

Через несколько дней Суворов выехал на театр военных действий, но был очень недоволен тем, что ему не предоставляли полную свободу действий. Когда он прибыл к действующим войскам, французская армия, находившаяся между Комским озером и рекой По, ожидала из Неаполя к себе на помощь корпус Макдональда. Суворов решил, разбив эту армию под начальством Моро или принудив ее удалиться в горы, затем, овладев Турином, Миланом и Генуей, разбить по частям Макдональда. Благодаря необычайной быстроте и искусному передвижению войск, Суворов обманул французских генералов. Перейдя реку Олио, он разделил войска на два корпуса. Один из них двинул на Касану, тем самым отрезав левый фланг французской армии. Тогда Моро отступил за Милан, а потом перешел По с целью облегчить Макдональду соединение с ним. Заметив это, Суворов двинулся на Павию, преследуя Моро и отняв таким образом у него средство помочь Макдональду. У речки Требии он разбил Макдональда. Битва продолжалась три дня. Генерал Моро, услыхав о поражении своего товарища, поспешил укрыться в Генуэзскую гористую область, где с ним соединились бежавшие с Требии остатки французской армии. Поражением Макдональда и отступлением Моро в Геную почти вся Италия была очищена от французов. Всюду весть о победе была встречена с радостью. Слава Суворова достигла, казалось, своего апогея. За Требию Суворов получил от императора Павла I его портрет, оправленный в бриллианты. Кроме того, император возвел Суворова в княжеское достоинство с титулом князя Светлейшего Италийского, в "воздание за славные подвиги".

После войны при Требии главным местоприбыванием Суворова сделалась Александрия. В это время во французской армии произошла смена: на место Моро был послан правительством Жубер. Следуя предписанию директории, последний решил действовать наступательно. Войско его состояло из 50000 человек и занимало крепкую позицию при Нови. В четыре часа утра 15 августа началась битва, несмотря на постановление военного совета, приказавшего отступать. Битва была отчаянная, с обеих сторон потери огромные: французы потеряли убитыми или ранеными более 10000 человек, в плен было взято около 15000. Со стороны русских и австрийцев было убито до 8000.

Австрийцы, осуждая произвольное распоряжение Суворова, убедили императора Павла, что после очищения Италии Суворову необходимо двинуться в Швейцарию, чтобы изгнать оттуда французов. Суворов говорил, что этот поход невозможен, потому что Италия, во-первых, не полностью была освобождена от французских войск, а во-вторых, что его армия была сильно ослаблена битвами и походами. К тому же наступило холодное время, а амуниция солдат совершенно износилась. Но между тем приказание было подтверждено, и Суворов вынужден был отправиться в Швейцарию, где он надеялся соединиться с Римским-Корсаковым, не зная, что последний был разбит генералом Массеной. Таким образом, имея при себе 20000 войск и легкую артиллерию, он тронулся в Швейцарию через горы Сент-Готард. Во время этого похода наши войска под начальством любимого вождя показали свое неодолимое мужество и победили саму природу. Привыкнув только к ровным полям своей родины, они в ненастную погоду, голодные, оборванные, почти босые бодро взбирались на горные снежные вершины, штыками очищая дорогу от французов. На их пути, через пропасть, лежал знаменитый Чертов мост, разрушенный неприятелем. Под открытым неприятельским огнем русское войско переправилось через пропасть по мостику, сделанному русскими из досок, перевязанными офицерскими шарфами. Наконец после долгих усилий мост был пройден и путь был очищен. Суворов без остановки отправился далее и соединился вскоре с Багратионом, который выгнал из Мутенской долины последний отряд французов. Только в долине Суворов узнал о плачевном результате битв , данных Римским-Корсаковым и Готцем. Таким образом, покинутый всеми, Суворов понимал безвыходность своего положения. "Помощи ждать неоткуда, — так он сказал солдатам, — надежда только на Бога да на величайшее самоотвержение войск, вами предводимых". Говорят, что Массена был вполне уверен, что теперь Суворов был разбит, и так донес директории: "Суворов у меня в кармане". Он ошибся в расчетах, и Суворов, отступая, разбил его, а 27 сентября перешел верхний Рейн и достиг Копры, где находился уже вне опасности. За итальянский поход Суворов был пожалован 29 октября в сан генералиссимуса всех российских войск. Кроме того император Павел прислал ему свой портрет в перстне.

 
 
    Copyright © 2020 Великие люди  -  Суворов Александр Васильевич